Учебник по текстологии


Основные термины - часть 16


Но если учесть, что выбор его пал на политическое и публицистическое наследие ближайшего соратника Петра I, что в издании нет ни одного художественного произведения и ни одной чисто религиозной работы Феофана Прокоповича, а вошли в него лишь те работы, в которых догмы христианства служат лишь средством, своего рода философским и моральным обоснованием реформаторских идей, военных, экономических, социальных и политических преобразований царя, то истинный смысл «Слов и речей поучительных...» станет ясен.                                                  Этот четырехтомник в материальной форме выразил не только совокупность основных принципов и характеристик эдиционной подготовки просветительских изданий, получившую свое полное выражение уже во второй половине XVIII - первой трети XIX столетий, отразил приемы и методы отбора и расположения произведений в изданиях данного типа, но и выразил систему идей русской дворянско-разночинной интеллигенции того периода, их просветительскую природу.                                     Переоценка значения отдельных жанров, кризис общей теории и поэтики классицизма, его эстетики, отказ от их канонов и нормативности не могли, конечно, не влиять соответствующим образом на здиционную практику страны, ее издательское дело, в которых структура изданий, принципы их отбора и текстологической подготовки отражали состояние литературы, общей теории ее, уровень их развития.                               В 1762 году Императорская Академия наук выпустила «Сатиры и другие стихотворческие сочинения князя Антиоха Дмитриевича Кантемира».                           Выпуск однотомника Кантемира сознательно предпринимался не столько с просветительскими, сколько с научными целями: собрать произведения поэта и установить их текст. Принципиально иной вопрос: почему И.С. Барков, в обязанности которого вменялось наблюдение за точностью воспроизведения авторской рукописи, «улучшил» стихи поэта и его комментарий к ним. Исходя из известного, но нигде строго не обоснованного и не соответствующего фактическому историко-литературному материалу тезиса о безымянности новой русской литературы, факт этот объясняют по аналогии с другими, известными науке случаями переработки чужих сюжетов и произведений, ссылаясь на отсутствие развитого авторского начала.


Начало  Назад  Вперед



Книжный магазин