Редактирование в издетельском деле России в XX веке


Редактирование в издетельском деле России в XX веке - стр. 51


Для Горького, редактора и наставника молодых авторов, характерно равное внимание ко всем элементам литературного произведения - от заголовка до детали описания простого факта.

Один из литераторов, прошедший школу Горького, вспоминал: <Ветер от быстрого хода поезда, - написано у меня, - отдувал по сторонам травы, которые в то время были еще такими же, как при Гоголе - выше коня и всадника>. Описание это относилось по времени к концу прошлого века. Горький по своим собственным наблюдениям знал, как выглядела в ту пору украинская степь, и он указал автору>: <Неверно>.

Однако более важно даже, чем тонкая филигранная работа над живой тканью литературного произведения (а Горький редактировал таких признанных мастеров, как М. Пришвин, К. Тренев, Вс. Иванов, К. Федин, Ф. Гладков, Ф. Панферов, К. Паустовский и др.), его умение видеть контекст реальной действительности, в котором это произведение родилось, глубоко понимать процесс самосознания в нем творческой личности, определять меру ее духовного потенциала и возможности его реализации. Без такого чувства понимания, невозможен и выбор тех методов и средств, которые делают книгу феноменом цивилизации.

Проблема <личность и общество> - одна из центральных в развитии духовной культуры человечества. Затрагивая ее социально-психологический аспект, Горький писал в 1918 г. о том, что <нам в плоть и кровь привита привычка надеяться на помощь извне, от Николая Угодника, от хорошей погоды, либеральных чиновников... сейчас - наш рядовой обыватель ожидает помощи тоже откуда-то со стороны. У нас всегда сколько угодно <ориентации>, нет только самой лучшей - ориентации на самого себя, на свои силы>. Однако полностью избежать плена этих <ориентации> не удалось и самому Горькому. Это дало повод, в частности, русскому поэту и переводчику В.Ф. Ходасевичу, близко знавшему писателя, жестко написать о том, что Горький из писателя и друга писателей превратился в надсмотрщика за ними.

Вместе с тем нельзя отрицать и того, что Горький сохранил проницательную силу художника и аналитика, равно и как способность отстаивать те объективные критерии, которым соответствуют образцы подлинного искусства.


Начало  Назад  Вперед